ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА НАУКИ

Мир глубочайших недр материи − странный и удивительный мир, действовать в котором будет наука и техника наступившего века. И уже сегодня очерчиваются контуры некоторых деталей этого мира. Предстоит решить ряд фундаментальных проблем. Человечество и его авангардная часть − учёные, разгадали многие законы Природы, и это вызывает восхищение. Они убедились в том, как мудра Природа, которая соблюдает эти законы и очень неохотно делится ими с человечеством. Происходит это, отчасти, быть может, потому, что человек слишком вольно обращается с этими законами, нанося зачастую ощутимый вред самой Природе. Можно ставить перед Природой любые вопросы, но не все они имеют смысл. Так, напр., можно и нужно исследовать причины различных явлений, но пытаться выяснить, почему вообще существует причинность − бесполезно. Следуя диалектической логике, можно утверждать, что по мере повышения уровня цивилизации человечества, количество их будет резко нарастать, но сами проблемы проще не станут. Рассмотрим одну из них в историческом плане, а также с точки зрения возможных путей её решения: она связана с великим пределом − скоростью распространения электромагнитного взаимодействия (света) в вакууме. Развитие электродинамики показало, что классический принцип относительности в данном случае не выполняется. Уравнения Максвелла при преобразованиях Галилея не сохраняют свою форму, т. е. свет в вакууме в различных инерциальных системах должен распространяться с различной скоростью.

Для поисков истины, вообще говоря, необходимы критически настроенный ум, способность трезво анализировать факты. И всё же привкус романтики в научных исследованиях необходим, ибо атмосфера личного общения с Природой придаёт поиску необходимую романтическую окраску. Для настоящего учёного потеря ощущения близости с Природой часто попросту означает потерю интереса и вкуса к науке, а с ними и способности к исследовательской деятельности. Однако, это ещё не всё. При практическом осуществлении любой идеи, особенно сугубо теоретической, возникает много ограничений и трудностей методологического и технического характера. Как это и должно быть, часто ограничения учитываются и снимаются, трудности преодолеваются.

Проблема о максимально возможной скорости v движения в материальном мире была фактически поставлена Лоренцем в 1904 г., когда он, полагая массу т движущегося тела переменной величиной, нашёл из второго закона классической динамики, что она должна зависеть от скорости движения тела как. Здесь с – скорость света в вакууме. Вывод, полученный Лоренцем, безупречен математически, но весьма необычен для физиков: с приближением скорости движения тела к скорости распространения света v→c масса тела стремится к бесконечности m→∞. При скорости движения тела, превышающей скорость света в вакууме, решение уравнения Лоренца приводит к нелепому результату, не имеющему физического смысла. Но ведь никто не доказал того, что в Природе не существуют движения со скоростью v>c. Их пока просто не обнаружили.

Данный вывод поставил перед физиками ряд весьма непростых проблем. Прежде всего, напрочь отвергалось первоначальное (ньютоновское) понятие массы тела как количества материи в нём. В самом деле, если потребовать, чтобы v→c, то m→∞, что никак не согласуется с классическим определением массы тела как меры количества материи. Если же учесть ещё и тот факт, что не было доказано равенство инерционной и гравитационной масс (принцип эквивалентности), то само понятие о массе тела становилось весьма неопределённым, хотя в классической механике никогда не делалось различий между инерционной и гравитационной массами.

Принцип эквивалентности инерционной и гравитационной масс непосредственно следует из механики Галилея-Ньютона, для которых отношение их всегда независимо от природы тела одинаково во всех равномерно и прямолинейно движущихся (инерциальных) системах отсчёта. Несмотря на это, нужно различать природу инерции и гравитации: инерционная масса является изначальным свойством материи, а гравитационная масса является следствием проявления термодиффузионных процессов в эфире. Это означает, что в иных, нежели на поверхности Земли, условиях, напр., вблизи больших гравитационных масс, либо в их глубине, где эфиродинамические диффузионные процессы будут численно насколько иными, гравитационная постоянная будет уменьшенной, соответственно и гравитационная масса окажется уменьшенной, в то время как инерционная масса останется неизменной.

В абсолютный предел скорости движения физики вначале верили безоговорочно и готовы были сокрушить любого еретика, который осмелился бы (пусть только в теории) на этот предел посягнуть. Однако подлинное понимание явления приходит тогда, когда рушатся строительные леса, возведенные из сложных формул и многоступенчатых логических построений, и оголённая истина предстает в своей первозданной простоте. Каждое явление описывается определенными функциональными зависимостями между физическими величинами. Учитывая то, что некоторые из них являются или приняты постоянными, независимыми от других, остальные оказываются функциями. Величины, не зависящие от других, являются физически инвариантными. Всеобщими физическими инвариантами могут быть лишь физические категории, присутствующие абсолютно во всех явлениях на всех уровнях организации материи. Такими инвариантами являются категории пространства и времени, а также движение материи. Ими не могут выступать никакие частные свойства физических явлений. Имея в виду, что большинство этих явлений не сопровождается излучением света и не имеет отношения к электромагнетизму, напр., гравитационные и ядерные взаимодействия, то считать скорость света всеобщим инвариантом и распространять эту величину как исходную для всего здания физики, по меньшей мере, нет оснований.

Нельзя налагать какие-либо ограничения на Природу, и если пока не удалось обнаружить движения со скоростью, большей скорости света, то это отнюдь не означает, что их нет или не может быть. Правильнее нужно всё-таки сказать, что пока неизвестны случаи движения, которые происходили бы со скоростью, превышающей скорость распространения света в вакууме. В связи с тем, что всё более ощущается необходимость в строгом обосновании общих положений естествознания, целесообразно вновь критически осмыслить исходные постулаты с тем, чтобы еще раз оценить правомерность распространения выводов на фундаментальные мировоззренческие категории и посмотреть, не правильнее было бы привлечь и другие представления, отвергнутые современной теоретической физикой без должного основания. Критическое осмысление логических основ тем более необходимо, что в настоящее время появились новые разработки, претендующее на роль обобщающих теорий естествознания, в том числе различные модернизации. Критикуя отдельные, часто несущественные, погрешности науки, эти разработки повторяют её фундаментальные методологические ошибки, базируясь на произвольно выбранных инвариантах и постулатах, сводя всё разнообразие реальных движений материи, конкретных для каждого физического явления, к пространственно-временным искажениям.

Развитие науки имеет одну из общих закономерностей: в её ткань входят не только выявленные и окончательно установленные законы Природы, но и те крупицы знаний, которые оказались лишь долей закона. Внутренне противоречивые построения строгой формальной логики в союзе с опытом обладают исключительным правом быть доказательствами. И всё же на трудном пути к знанию почти все испытывают потребность в образе, в зримой картинке, в упрощенной модели. Быть может один из компонентов учёного состоит в умении, применительно к случаю, придумывать модели, образы и аналогии, способные разъяснить явление, углубить его понимание. Творчество учёного, в частности естествоиспытателя, как правило, начинается с сотворения умозрительной модели изучаемого явления. Модель явления или процесса, как и всякая аналогия, должна, в основном, служить одной цели: создать наглядный образ. Этот образ, однако, сам по себе, может быть ключом к более глубокому пониманию сути явления. Ведомый предметным мировосприятием, интуицией, запасом накопленных образов и аналогий, знанием фундаментальных законов Природы, естествоиспытатель подходит к явлению так же как художник к Природе, которую он должен изобразить: надо отбросить не основные признаки явления или натуры и безошибочно подчеркнуть те признаки, без которых и явление, и натура немыслимы. Модели − и осязаемые, и умозрительные, и словесные − составляющие творчества учёного. Модель любого явления Природы обязана быть наглядной, не оставляющей сомнений, понятной без утомительных комментариев, и лучше всего, если вообще комментарии излишни, если наглядность настолько очевидна, что почти обретает доказательную силу. Модель должна уметь помочь логике, стремящейся к тому истинному пониманию, которое достойно стать подлинным знанием.

Итак, движение со сверхсветовыми скоростями в принципе возможно. Можно, конечно, утверждать, что математическое доказательство возможности чего-либо − не есть ещё реальность самого явления. Это так, но опыт истории убедительно показал, что предсказания, выдаваемые математическим аппаратом физики, всегда оказывались правильными. Так, ещё в 70-е гг. прошлого столетия были предсказаны Дж. Максвеллом электромагнитные волны, в 1929 г. Д. Дирак сделал вывод из своих уравнений о существовании диковинной частицы − электрона с положительным знаком заряда (позитрона). Вполне возможно, что и предсказания Сударшана о сверхсветовых частицах будут подтверждены.

Описанные опыты, конечно, не могут считаться окончательными, они требуют уточнений и повторений. Надежда на обнаружение тахионов мелькнула, но не исчезла, а наоборот, окрепла. Как бы то ни было, а идея о великом пределе является ошибочной. Решение проблемы, таким образом, не снимается с повестки для научных исследований, решение её только отдаляется в будущее.

Список литературы
1. Кучин В.Д., Теодорович И.В. Очередной шаг вглубь материи // Винахідник і раціоналізатор. – 2005. – № 10. – С. 29-34.
2. Кучин В.Д., Гаевская И.В. Роль эфира при электромагнитных взаимодействиях // Енергетика і автоматика, 2011, №3(9) http://www.nbuv.gov.ua/e-journals/eia/index.html
3. Канарёв Ф.М. Начала физхимии микромира. – Краснодар, Кубанский государственный аграрный университет, 2009. – 686 с.
4. Ацюковский В.А. Общая эфиродинамика. – М.: Энергоатомиздат, 1990. – 280 с.
Категория: Интересно | Добавил: admin (2014-05-20)
Просмотров: 616 | Теги: Великий предел, реинтерпретация событий, запредельная скорость, позитрон, эфиродинамика, тахионы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ДБНУ